Изучение иностранных языков:
славянских, тюркских, мертвых и других
Меню
Языки
Последние статьи

видео

Рынок террористов: 2 часть

Война за Джобар это война туннелей. Сражения ведутся под землей в жилищных кварталах. Здесь побеждает не сильный, а быстрый. Тот чей туннель опередит противников и поразит вражескую цель.Палестинский лагерь Ярмук в Дамаск превращен в лагерь смерти. 15 тысяч палестинских беженцев остаются в плену террористов Ан-Нусры больше года.

Текст к видео

 

Рынок террористов 1 часть (рус.)   Рынок террористов 2 часть (рус.)   Рынок террористов 3 часть (рус.)

Пазар на терористи 1 част (бг.)   Пазар на терористи 2 част (бг.)   Пазар на терористи 3 част (бг.)

Война за Джобар это война туннелей. Сражения ведутся под землей в жилищных кварталах. Здесь побеждает не сильный, а быстрый. Тот чей туннель опередит противников и поразит вражескую цель.


— Они копают с одной стороны, мы с другой, возможно наш туннель под их или их под нашим. Каждый из нас пытается достичь до здания другого и взорвать его.
— Пока мы делали безопасным это здание, мы открыли сеть туннелей, использующихся вооруженными группами, чтобы попасть в Дамаск. Когда мы вошли в туннели, вооруженные группы поставили эту взрывчатку, чтобы помешать армии идти вперед.

Палестинский лагерь Ярмук в Дамаск превращен в лагерь смерти.


— 15 тысяч палестинских беженцев остаются в плену террористов Ан-Нусры больше года. Если они не умирают от пуль, они умирают от болезней и голода, так как большая часть гуманитарной помощи и лекарств до них не доходит, а попадает в руки вооруженных групп.

— Почему ты плачешь?
— Мой супруг умер.
— Внутри в лагере живем в нищете, ситуация очень тяжелая, но в последнее время начала прибывать помощь и положение немного улучшилось, но трагедия продолжается.
— Какое-то время мы едим только траву. У нас не было никакой еды, только суп из специй.
— Три месяца мы жили на воде и специях и траве. Питаемся кормом. Мы едим еду, которую раньше давали животным. Едим корм, мы стали как животные.
— Мы умоляем нам помочь! Мы много пострадали!

— Что ты несешь?
— Хлеб.
— Где твой отец?
— Внутри.
— Почему он не пришел?
— У него нет карты. Моя мама вышла из лагеря и сейчас не может вернуться.
— У тебя нет братьев?
— Ни одного.

— Что ты несешь?
— Халву, мармелад и финики.
— Что вы ели перед тем как получить помощь?
— Наша мама варила нам воду со специями.
— Что ты несешь в своей руке?
— Один финик. Мне его сейчас дали.
— Почему ты его не ешь?
— Потому что берегу его для свой маленькой сестры. Ей 4 года.
— Почему ты его не ешь, а бережешь для своей сестры?
— Берегу его, ничего не ем без нее.

Этот финик который Мариам прятал в руке единственная еда, которую он успеет спасти от террористов и отнести своей младшей сестре.


— У нас ничего не было, мы шли в поле и отрывали плевелы, мы их варили и готовили суп из воды и плевелов. Так проживали.
— Есть ли умершие от голода?
— Да, конечно.
— Много их?
— Да. Около 50 смертельных случаев.

— Мой брат и моя сестра остались в Ямруке, они не могли выйти из-за вооруженных групп. Лагерь был блокирован и началась полная осада. Не было воды и еды, наступила большая трагедия. Мой брат остался в Ямруке, получил дегидрацию и умер от недостатка еды и воды. Многие люди как мой брат умерли от голода.

Кроме как живой щит, террористы похищают гражданских чтобы выставить свои условия. 105 женщин и детей из провинции Латакия удерживаются как заложники в Ан-Нусре больше года.


— Мы задержаны у моджахедов, нас взяли в плен, когда они атаковали села около Латакии и не хотят нас отпускать, пока не будут освобождены их моджахеды, задержанные при сирийском режиме. Нас 105 человек.
— У нас есть одно желание - у нас есть моджахеды, которые задержаны в Латакии и в других местах, мы освободим этих женщин и детей, когда наши моджахеды будут отпущены.

— Мой последний разговор с дочерью продлился около минуты. Она плакала. Сказала мне: «Папа, не приходи!». Это она. Это Люджайн, которую они убили. Это две мои похищенные девочки. К сожалению трупы, которые мы вытащили из общей могилы, были обезображены и большинство с отрезанными головами, проколотыми многократно ножом, с отрезанными пальцами и ногами. В одной могиле было 33 трупа, в другой - 13.

— Они взяли жен и детей, я одна из задержанных и мы остались в их тюрьме на 7 месяцев. Нас держали под землей, а они были выше. Моего мужа убили, у меня есть два ребенка - мальчик и девочка, они их взяли, я не знаю живы они или мертвы.
— Один из снайперов в него попал. Я обняла его в своих объятиях, не пожелаю такого никому - даже своему врагу, обняла своего сына, а его кровь текла, они пришли и начали его пинать, и взмолилась: «Не пинайте его, застрелите меня, но его оставьте». Они сказали: «Тебя мы не убьем». Мой сын смотрел, пока его пинали. Я его накрыла одеялом. Он был мертв, один из них продолжил его бить, я закричала: «Хватит уже, он умер!». Не оставили в живых ни одного мужчину в селе. Они убили всех. Они взяли женщин и детей, мать с годовалым ребенком, у нее был и другой ребенок - двух лет. Мы были почти голые, только в ночных сорочках. Пришли нас принимать из Фронта Ал Нусра.

— Я видел знамя Ал-Нусры на горе выше. Я разбудил мою семью. В это время вооруженные мужчины подошли к нам. Мы хотели убежать в долину, но не успели. Сели в машину и один вооруженный картечью открыл огонь по нам. Супруга моего двоюродного брата и ее дочь погибли, мой отец был ранен в ногу. Пришел мой дядя и отвел нас в долину. Моя мать, мой брат и моя сестра не успели убежать.
— Где твоя мать и твои родные?
— Похищены вооруженными мужчинами, моя мать, моя сестра и мой брать. 120 человек похищены.

Ключевым в развитии войны в Сирии является битва за Касаб. Один из стратегических пограничных пунктов с Турцией под контролем исламистов.


— Мы не оставим оружие, пока не наложим Шариат во всей Сирии. Каждый, кто хочет демократию и светское государство и конституцию, мы встретим этими автоматами.

Сражение начинается с молитвы. Это битва за стратегический холм, 45 высота, который открывает фронт к Касабу.


— Мы не можем выпрямится, потому что целый район накрыт снайперами.

С другой стороны холма три исламские организации под общим командованием.

Мы создали единый командный штаб под руководством Ансар Ал Шам (Приверженцы Сирии), Фронта Ал Нусра и Шам Ал Ислам (Ислам Сирии).


— Наш руководитель это пророк Мухаммед навсегда!
— Это сражение руководится командирами, которые участвуют во всех сражениях: командир Ахрар Ал Шам, командиры Фронта Ал Нусра, Шам Ал Ислям, здесь и их руководитель Абу Ахмед-Мароканеца.

Абу Ахмед-Мароканеца руководитель Шам Ал Ислям – организации, которая считается клоном Аль-Кайды в Марокко. Сейчас марокканский отряд воюет в Сирии. Настоящее имя Абу Ахмеда – Ибрахим Бен Шакрун, бывший заключенный в Гуантаномо. Он среди погибших в сражениях здесь. В сражении за Касаб единый исламский фронт в первый раз использует американскую противотанковую ракету «Тау».

«Тау» американская ракета из самых современных противотанковых ракет и с этого момента они у террористов. К террористам пришло 600 ракете «Тау» и продолжают приходить.

В официальном комментарии перед СМИ представитель национальной безопасности Бернадет Михан подтверждает, что Соединенные Штаты обеспечивают поддержку умеренной оппозиции в Сирии, но отказываются дать подробности о виде и доставках военной помощи.

Сражение в Касаба было начато тремя организациями: основная организация Фронт Ал-Нусра, вторая организация Шам Ал Ислям, третья организация Ансар Ил Ислям. То есть три исламистские организации, которые являются про-Ал-Кайдовскими организациями. Которые не имеют ничего общего с этой структурой, которая называется Свободная армия и которая используется как маска для этих террористов.

Наша команда встретилась с представителями руководства Свободной армии, которая воюет в Касабе. Они подтвердили, что получили посылку с американскими ракетами и были обучены как их использовать на американской базе в Катаре. Махмуд Мустафа Махмуд из Сирийской Свободной армии подтвердил и о сотрудничестве с Ан-Нусрой, которая руководит битвой в Касабе.

Фронт Ал Нусра – они нам как семья, как братья. Наши офицеры поддерживают связь с Фронтом Ал Нусра. Мы с ними как один отряд.


— Кто вам отправил ракеты?
— С уверенностью эти ракеты из США, но приходят поздно и они в ограниченном количестве и не отвечают быстрым развитиям военных действий. Мы не можем сказать конкретно как их отправляют, но есть штаб этих служб, в котором участвуют 15 государств и который находится в Турции и в Иордании. Оружие приходит к нам через этот штаб, как - нас не интересует, для нас важно, чтобы оружие пришло быстро. Обучение в Катаре.

По мнению заместителя командира Свободной Сирийской Армии 2/3 из доставленного оружия отправлено Фронту Ан-Нусра в силу приказа недавнего руководителя Свободной Армии Салема Идриса, эта заповедь еще пишет: «Пожалуйста, отправьте нам документы касающиеся доставок всех боеприпасов чтобы мы могли провести соответствующие расписки турецким и французским партнерам».


— С уверенностью мы подтверждаем истинность этого документа. Мы специально предупредили американцев и в целом европейцев, что оружие которое проходит через Генеральный штаб Свободной Армии, уходит к организациям, которые определены Западом как террористические организации. Как совершается эта двойная игра - с одной стороны эти организации обвинены, что они террористические, с другой - снабжаются оружием через Генеральный штаб. Это было удивительно и смущающе для нас, но и до этого момента у нас нет объяснений. Большинство отрядов Свободной Армии не получили достаточно оружия или получили очень мало. Те, которые получили оружие, должны были быть с определенной идеологией. Под определенной идеологией я имею ввиду радикальную исламскую идеологию.