logo
 
 

Сказка из 1001 ночи

 

Приказка от 1001 нощ (български език)

Смотрели ли вы фильм «Не без моей дочери». Был такой американский фильм. В нем рассказывалось про одну женщину, которая вышла замуж в исламской стране и которая убежала от туда со своей дочерью. Сегодня наша история такая же, только героиня болгарка, а дочь это сын, а отец, конечно же, араб. И история та же и страна арабская. Ребенок от араба. Это проклятия для матерей иностранок, что-то типа сказки из 1001 ночи, только наоборот.

— Как зовут ребенка?
— Салем Хасан Cахмун.
— Салем?
— Салем.
— Да.
— Сколько ему сейчас лет?
— Сейчас ему 7 лет. И три месяца.
— Любишь его?
— Очень.
— Откажешься ли от него?
— Хотя я сейчас и не со своим ребенком никогда.
— Как началась эта история? Десять лет назад?
— История о расставании с моим ребенком или..?
— Как началась любовь с этим мужчиной, который..от которого у тебя ребенок, которого не видишь..
— Как любая любовная история, которая приводит к браку.
— Да?
— Совсем нормально. Я уехала в Кувейт в 2002 году.
— Что там делаешь?
— Я работала стюардессой. Немного поработала, потом познакомилась с ним.
— Как его зовут?
— Его зовут Хасан.
— Как вы познакомились с ним? Какое впечатление о нем было?
— Через общих знакомых. Очень хорошо впечатление он произвел.
— Как? Вспомни первую встречу. И какой был год?
— Все еще 2002.
— 2002.
— Потому что 18 февраля 2033 я уже..мы уже поженились. Очень хорошее впечатление на фоне арабов, которые были там тогда, которых мы знали.
— В Кувейте?
— С которыми мы работали. Да. Он просто был канадцем. Он так представлялся, с очень хорошим английским, очень хорошо образован.
— Первое впечатление? Видишь симпатичного мужчину. Что он сделал? Первое впечатление.
— Первое впечатление, что он отличался от всего того, что там сейчас. Нетипичный араб. Но я хочу сказать что мне тогда было 23, намного меньше. Это 10 лет. Я просто думала по другому. Со своим настоящим сознанием..со временем..мне бы не понравился такой мужчина..
— Он был симпатичный, так ведь? Симпатичный был?
— Все еще симпатичный, да.
— И что он сделал, что так тебя впечатлил, что сердце твое дрогнуло.?
— Да ничего. Может быть то, что очень быстро мне предложил брак.
— Когда? До секса? После секса?
— Может быть после двух недель после нашего знакомства, он мне предложил пожениться.
— Значит занимались вы сексом или не занимались сексом?
— Нет, не занимались.
— Не занимались сексом и он тебе предложил брак. Это всегда действует на женщин.
— Проблемы начались когда мы решили жить вместе. В то время нас эвакуировали из Кувейта, потому что началась война в Ираке. Остановили полеты и наше посольство нас позвало, дали нам противогазы и те кто хотел покинули Кувейт. Я, по его просьбе, осталась и точно тогда мы поженились и так как нам негде было жить, пришлось жить с его родителями.
— Где?
— В доме его родителей.
— В каком городе?
— Кувейт это город-страна. Квартал. В бедуинском квартале.
— В бедуинском квартале.
— Да, возможно самый бедуинский квартал в Кувейте.
— Означает что вы жили в палатке или в доме?
— В большом доме.
— Хороший дом.
— Нормальный дом. Нормальный дом.
— Богаче наших или беднее наших?
— Больше в сравнение с нашими стандартами о размерах дома. Большой дом. Большой дом, не богатый, хоть и его семейство было богатое. Но он не работал в тот момент. Вообще, как канадский подданный, который находился в Кувейте он тоже был со спонсорской визой, его спонсор была его мать. В тот момент когда мы поженились вместо спонсора моего работодателя кувейтской авиакомпании он стал моим спонсором. Человек который..называется спонсор.
— Они говорят жена. — Что?
— Тот кто берет тебя в жены?
— Тот кто берет меня в жены, тот и спонсор, да. Потому что я иностранка в этой стране.
— И стали жить вместе?
— И мы стали жить вместе.
— Ты перед этим забеременела или после этого?
— О, не. Спустя полтора года я забеременела. Но после заключения брака, он меня попросил уйти из авиакомпании.
— Почему?
— Потому что девочка, которая работает на такой работе, на нее не смотрят хорошо в этой части света.
— После того как вы поженились у вас была первая брачная ночь?
— Не, просто мы пришли к ним с чемоданами, уехав из общежития. Пришли к ним, в комнату в которой он вырос, в дом в котором он вырос. Просто было поставлено кровать немного по-больше и это была моя ежедневность. Моя брачная жизнь началась там. Присутствие его матери очень негативно на него влияло. Потому что еще когда я пыталась зайти в дверь, когда она поняла что я прихожу. Она встала в дверях и сказала если она войдет, я выйду. И так и сделала. Она вышла. Он потом должен был идти догонять ее, а ты меня спрашиваешь о первой брачной ночи. Нет. В его голове были были другие вещи. Он должен был ее догонять, ее возвращать, просить ее остаться здесь, ну, там дома.
— Значит они были категорично против тебя? Ты это не почувствовала сразу же, перед тем как вышла замуж?
— Э, ну, как почувствовала? Я хотела вернуться.
— Вернуться в Болгарию.
— Да. Но меня просил, плакал. Как устоять перед чем то подобным?
— Что сказал? Люблю?
— Да.
— Как люблю тебя? На каком языке ты это говорила?
— На английском.
— Вы общались на английском. Ты очень красивая. И он очень красивый. Вы не поторопились?
— Конечно поторопились.
— Ты не слышала истории про мужчин, которые женятся на болгарках, арабов, которые женятся на болгарках, которые потом имеют бесчисленные проблемы.
— В то время, тогда, нет. Я не знала. На самом деле. Просто не знала. Я не знала.
— Значит это первая условность – работа. Вторая условность это приданое. Третья?
— Не, я этого не хотела. Я даже не знала в тот момент о деньгах. Вторая условность была, что я не хочу жить с его матерью и его отцом. Примириться и жить в доме, где и ему плохо и мне плохо. Это была вторая большая проблема, которую пришлось проглотить. И после этого так как когда я хотела вернуться он меня не отпускал и умолял остаться.
— Почему?
— Потому что он меня любит.
— Он знал, что ты не вернешься.
— Да.
— Что-то хорошее? В это доме.
— Значит если я скажу что ничего хорошего не было, надо будет соврать.
— Я спрашиваю тебя о чем-нибудь хорошем.
— Хорошее было...но..из 10 плохих вещей, которые случаются, 1 будет хорошим и будет очень мимолетным, таким непродолжительным, что просто..
— Скажи мне одно хорошее из десяти плохих.
— Водил меня на экскурсии.
— Куда?
— Дубай, Египет.
— Арабский мир.
— Да.
— Это хорошие вещи. А плохие?
— Ежедневность.
— Какая она? Меня там не было.
— Семейные скандалы.
— Хочу (?) семейные скандалы.
— Ситуации которые создавала его мать ежедневно. Потому что она была женщина, которая вырастила своих детей..и начинаю говорить плохие вещи об этих людях, а не хочу. Просто..Я буду констатировать. Не будем говорить плохих вещей, просто констатируем сейчас. Она была женщина с тремя детьми, вырастила троих, или она или ее прислуга. И был такой этап в ее жизни, когда она ни чем другим не занималась кроме квартальных сплетен. И ввязывания туда, где было не ее дело. В, конечно же, семейную жизнь ее старшего сына. Я в тот момент не работала и мне надо было сидеть дома. Если захочу выйти и пойти куда-нибудь, надо было его дождаться, когда он вернется с работа. Сидела себе в комнате.
— Целыми днями?
— Так. Да. Очень редко я спускалась вниз. Потом записала..Вниз имею ввиду, там где они..в гостинную.
— Что-нибудь о твоей вере? Была комментирована твоя вера, что ты иностранка, что ты другой веры?
— Ежедневно. Постоянно. Этот брак был..они скрывали брак год, полтора уже после того как мы жили вместе. Даже его сестра, которая жила в в Канаде..ей не сказали. Не было сказано..потом когда она вернулась в Кувейт в гости и меня обнаружила там, пришлось ей сказать кто я такая. Большей части семьи, дядям, тетям, со стороны его отца, людям в Сирии не было сказано. Потому что это не гордость. Она не гордилась этим.
— Не гордилась.
— Они думали что он вернулся на годы назад в своем развитии.
— Из-за того что женится на иностранке.
— Из-за того что женится на болгарке, белой. Они думали, что..очень часто они говорили..Болгария, Венгрия. Я сказала это две разные страны. Они думали, что мы тут не знаем что такое компьютер. Их представление о нас было очень..
— Унизительно.
— Да. Но я снова говорю это представление бедуинов, людей которые..(?) над национальностью. Среди кувейтцев они не славятся большим..Они славятся большими деньгами, но не большими знаниями.
— Но и нас недооценивают.
— Да, и нас недооценивают и очень такое закрытое общество.
— Что он тебе сказал о религии?
— Он лично ничего не имел против моей религии.
— А они?
— Они имели. Потому что всегда стоял потенциальный вопрос, что будет если у нас будет ребенок однажды, как он будет воспитан. Сейчас. То что я и раньше говорила, но было понято очень неприятно. Я не сменила свою религию. Не отказывалась от национальности и от веры. Но в тот момент, когда мы поженились, чтобы иметь больше прав, я подписала, что выхожу замуж за него как мусульманка. Мы равны. Так вышла замуж за него.
— Тогда ты добровольно подписываешь что женишься на нем, как мусульманка..
— Да.
— Это не так страшно. Стыдишься этого?
— Нет.
— Ну да, ничего особенного.
— Не, и еще хочу сказать, что я жила в квартале в котором чтобы сохранить себя, обезопасить себя в тот момент, я ходила покрыта. Не полностью покрыта, я ходила с нормальна бая и с нормальным хиджабом для головы.
— Расскажи мне больше о хиджабе. Где этот хиджаб? Что было видно от хиджаба?
— Он тебе скрывает только эту часть. Покрывает твои волосы. Покрывает шею. Снизу могу быть одета и так, как ты меня сейчас видишь. Идея в том, чтобы волосы были скрыты.
— И штаны можешь носить?
— Можешь и штаны носить. Снова говорю это был действительно бедуинский квартал, ежедневно, когда выходишь просто накидываешь баю. Бая это то черное, чем накрываются женщины, очень функционально.
— Что-то типа шали или что-то типа рясы?
— Что-то типа рясы. До лодыжек. Длинное. Черное.
— Ты имела ли что-нибудь против одеваться таким образом?
— Ничего.
— Ты ничего не имела против.
— Ничего против.
— Так во имя любви ты была готова одеваться как арабка.
— Не во имя любви. Во имя сберечь себя в тот момент и не быть объектом сплетен и..просто чтобы меня не комментировали, как других в квартале. Выхожу также, закрыта с большими очками, никто не может узнать твое лицо. Да, я была худее них, но так себя берегла от того, чтобы меня комментировали, и на меня показывали как на другую, потому что я выходила точно также как одна из них. В группе из 10 женщин, одетых таким образом, едва ли..
— Что могут тебе сделать если ты не одета таким образом?
— Ничего. Никой ничего мне бы не сделал, снова говорю.
— (?)
— И быть снова комментированной и чтобы на меня показывали. Я для себя это сделала.
— И что? А его мать.. Что говорила? Говорила прямо плохие вещи?
— Да. В последствии начала. Я с ней в начале пыталась войти в контакт, потому что мне надо было общаться с ней. Стояла с ней на кухне пока готовит, пока мешает там..
— Как она тебя назвала, что ты понимаешь, что, как ты говоришь, она..
— Сейчас. Это другое..То что со мной постоянно. У меня это в голове. Не хочу говорить плохие вещи. Как меня называла? Называла меня болгарский мусор.
— Почему?
— Потому что когда одна женщина выглядит как я и работает в авиакомпании. Эта мысль что на мне женился ее первородный и самый хороший сын, она не могла ее принять, потому что он наступил на ее выбор. Он выбрал сам, а она не участвовала в выборе. И эмоционально (?) я отвечаю за этот его выбор.
— Она говорила что он виноват?
— Постоянно.
— Как?
— Нападала на меня, упрекала его брак, делала интриги, которые я без понятия, как успевала выдумать ежедневно.
— Скажи мне об одной интриге. О чем-то что случилось.
— Я никогда не жила с прислугой дома. Там были три девочки, которые..я в комнате такого размера могу ее почистить 5 раз, если решу, могу ее почистить без проблем. Сейчас. Там было такое правило в каждый день недели присматривалось с одной комнатой в доме. Надо было прийти почистить мою комнату, например, в четверг. Но я сказала этим девочкам, нет смысла, я могу сама справиться. Во-первых, у меня нет привычки, чтобы кто-то утром приносил мне кофе или же приносил мне еду наверх, если я не хочу спуститься. Так. Комната должна быть прибрана в этот день и я говорю - нет смысла. Однажды я выхожу на улицу и это случилось в четверг, например. Возвращаюсь и комната прибрана, все по местам, все..комната не закрывалась. При этом я ее спрашиваю. Обращаюсь к ней как к..это было слово «халди» – мать моего мужа, халди можно и тетя..тоже так обращаются..говорю слово халди – почему мне помыли комнату. И она говорит потому что так надо. Я сказала, я сама могу ее помыть.
— Хочешь произвести хорошее впечатление.
— Да мне правда не было смысла, мне нечего там было делать, кроме как мыть комнату. И если что-то меня остановило в этот день, как это было тогда..Так. И она говорит, потому что так было надо, я говорю хорошо и поднимаюсь. Через пол часа мой супруг возвращается и кричит и орет ты почему обидела мою мать. Она тебе делает хорошее, ты ее обижаешь, и сверху всего этого ты говоришь, что твоя комната не была прибрана так, как надо. Вот тебе интрига. Что я делаю с этим?
— Что ты делаешь?
— Что делаю?
— Ударил тебя.
— Ударил мне две пощечины и сказал мне у тебя нет право так говорить моей матери. Она заботится обо мне и о нас, она не сдержалась тебе мало что она тебе комнату помыла, ты неблагодарная. Две пощечины. И я что делаю? Стоишь и ничего не делаешь!

Вероятно эта история, которую вам рассказывает сегодня «Отечественный фронт» могла случится везде. Вероятно. Но когда заходит речь об европейской девочке в арабской стране, тогда вероятное становится обязательным. Восток это не только «Синдбад-мореход» и «Тысяча и одна ночь», восток это также и гарем, а место женщины в гареме. Может быть и хорошо звучит для мужчин, особенно в Европе, но вопреки этому не верю что гарем это добровольный выбор женщины. Сказка продолжается когда «Отечественный фронт» продолжится.

Сегодня мы вам рассказываем об одном потерянном ребенке от одной несчастной болгарки в одной традиционной болгарской стране. Когда мать плачет едва ли кто-то может остаться безразличным и если вы уже сказали - так и случается, когда женишься на арабе и если вы еще не сказали себе - сама этого хотела. Посмотри на глаза этой женщины. Потом ее комментируйте.

— Почему плачешь сейчас? О потерянном времени?
— Нет.
— О ребенке?
— Нет.
— О чем плачешь тогда?
— О том что в любом возрасте есть глупости которые мы делаем. (?) с моей глупостью в этом возрасте, которую я сделала, потому что это только моя ошибка. Вины в ником не ищу, не хочу никого винить. Это только моя ошибка. И моя ошибка в этом возрасте мне стоила одного живого ребенка.
— Одного живого ребенка? Ты теряешь своего ребенка.
— Он живой и здоровый сейчас, но не со мной.
— Да, да. Быть ему живым и здоровым. Когда забеременела, что ты подумала? Как поняла что ты беременна? Там можно купить тест, как здесь?
— Да, да, да.
— Мы не вместе решили, что хотим ребенка. Я хотела больше. Я хотела больше.
— Ты имеешь ввиду что это..
— Ну, я сказала..Я очень хотела ребенка.
— В 24.
— Он мне даже снился. Да. Очень хотела. Много книжек себе накупила. Много прочитала.
— И от него?
— Конечно.
— И почему? Он плохо обращается с тобой, а ты хочешь ребенка от него?
— Снова то, что не могу тебе объяснить.
— Любовь то, что ты не можешь мне объяснить. И? Ты хотела ребенка и вы решили? До этого момента вы предохранялись?
— Да, да. Потому что он не хотел. Почему? Потому что всегда говорил у меня нет финансовой возможности. Но я его убедила, что так (?) мы живем. У нас есть возможность и ребенка.
— И ребенка вырастить.
— Да.
— И он сказал хорошо давай сделаем ребенка. Согласился. Ты хотела. Понимаю любовь. Понимаю тебя как женщину, сколько могу. Просто хочу понять как вы решили завести ребенка в такой трудной ситуации. Ты подумала, что ребенок его сделает добрее, совестливее?
— Да, да. Я подумала. И так как он мне не давал работать, решила, что это то, чем я буду заниматься. Да. Так я решила в этот момент, что мне надо и я хочу вырастить ребенка и конечно, с очень ошибочной мыслью, но тогда это была для меня путеводная мысль, что это может быть поправит наши отношения. И поэтому мы решили завести ребенка. Очень скоро, спустя три месяца после тогда как мне пришла эта идея..когда решила..забеременела.
— Он обрадовался?
— Да. Мы были счастливы.
— Его мать обрадовалась?
— Нет.
— Что сказала его мама?
— Она мне плюнула в лицо.
— Она тебе плюнула в лицо?
— Да.
— Почему?
— Потому что сказала, что это не может быть верно. Она буквально позеленела от яда, потому что несколько лет мы были вместе, а там в принципе сразу после брака женщины беременеют. А мы нет. И она говорила, что я не только болгарский мусор и болгарская шлюха, которую он взял с улицы, склеил в самолете. Но я и бесплодная болгарка. Я не могу дать ему детей.
— То тебе говорит, что ты бесплодна, то тебе плюет в лицо после того как ты забеременела.
— Потому что она сказала, что может быть может это не от него, может быть пока я жила в Болгарии забеременела от кого-то другого. Она вообще не хотела знать что у нас будет ребенок и тогда опять поругались, я опять собирала вещи, опять возвращалась.
— Ты подумала об аборте тогда?
— Нет.
— Решила его родить любой ценой.
— Да. Потому что я его хотела.
— Там или здесь? Раз ты собирала вещи, может быть ты думала родить его в Болгарии?
— Где угодно, но просто иметь ребенка. Там ли его рожу, с ним ли. Значит я всегда ему говорила, что надо уехать от сюда, ты видишь что проблемы в наших отношения идут от сюда. Даже в одну маленькую квартиру с одной комнатой, с туалетом посередине, маленькую студию, я согласна жить с тобой, чтобы у нас были наши проблемы. Только не проблемы твоей семьи, проблемы твоей мамы, эти искусственно созданные проблемы, которые нас выжали, которые отняли нашу любовь, которые отняли счастье в нашей ежедневности. И уже когда были дети я начала думать по другому. Это был момент, в который я может быть материнский инстинкт говорил во мне когда я его родила. Я начинаю вставать перед своей свекровью, тогда я ей сказала - я и ты одно и тоже, мы обе матери уже. Имей по крайней мере немного уважения к тому факту, что у меня есть ребенок.
— Что она говорила?
— После того как..Спустя 24 часа после того, как он родился, мы вернулись домой, потому что я не хотела сидеть в больнице. Я заснула и слышу ребенок плачет. Салем плакал и она пришла и забрала его у меня. Я так заснула, что..Она пришла, взяла его и отнесла его в другую комнату и мучилась с соской и этим видом молока, которое растворимое и ему запихивала соску в рот. А я с того момента как мне его подали в больнице и я вернулась с ним, я держала его на груди потому что знала, что так у меня пойдет молоко и сразу же молоко пошло и я постоянно его кормила. Это его успокаивало. Да. Но она его забрала, я спала и в один момент слышу как сильно он плачет. Встаю. Вот так дрожала, у меня была амплитуда, мои руки дрожали с амплитудой и вижу как она стоит и его держит и его качает и ему пихает соску в рот. Он не хочет. И я ей сказала дай мне его. И она мне сказала я тебе его не дам.
— Почему?
— И ей сказала, дай мне его. И она мне сказала твое молоко отравленное. Ты не будешь его кормить. Ты больна. Твое молоко отравленное.
— Но все равно дала?
— Ну..
— Ты кормила?
— Кормила его, да. Я его кормила. У меня было столько много молока, что до шести месяцев он другого и не хотел, только молоко, только грудное молоко. И так была создана большая проблема, она рассказывала всем что я у нее взяла ребенка, из ее рук и не даю его ей потрогать, посмотреть, коснуться. Дошло до того что мой свекор в один день, может быть на следующий я его кормила в комнате и он зашел и одной из книг, которые я читала (?) известная книга меня ударил по голове. И сказал - если думаешь что книги тебя научат как воспитать ребенка, ошибаешься, твоя мать, то есть она свекровь вырастила трех детей и их вырастила здоровыми, а этого вырастишь больным.
— Потому что?
— Потому что..не знаю что она ему сказала, чтобы он пришел и ударил меня книгой по голове. Пока я кормлю.
— Ужас. Он тебе не помогал в этой войне с его родителями?
— Не, у него всегда были его позиции в другом краю комнаты и он никогда не занимался с этим, из-за этого мы ругались уже с ним - почему он меня не защищал. Давай. Если я сделала ошибку, хорошо, можно меня не защищать, без проблем, по после..Он был свидетелем этих вещей. Он всегда присутствовал физически. Никогда не занимал мою сторону, никогда.
— Он видел как его отец ударил тебя книгой?
— Это нормально в их семье.
— Его отец бил его мать?
— Очень кричал. Нет. Пока я была там, я не была свидетелем, как они дерутся. Но знаю что моя свекровь была глухая на одно ухо. Потому что он ей (?) потому что он ее ударил очень сильно и так..
— Когда ты поняла что потеряешь ребенка? Они начали напрямую тебя прогонять?
— Да, да, да. Такое было.
— Как это было? Расскажи.
— Перескачу. Дохожу до 2006 года. Когда вещи стали намного хуже в доме и он решил занять следующую позицию, мой бывший муж. Ты и Салем собираем ваш багаж и я вас возвращаю в Болгарию. Не хочу ни слышать о вас, ни знать о вас. Сказал что мне по закону так - он может развестись со мной там и мне отправить документы, что мы развелись. Так и стало. Мы собрали свои документы и вспоминаю, было точно перед 3 сентябрем, может быть второго мы прибыли в Болгарию, в 2006 году. С Салемом. Он нас привез. И нас оставил. Взял наши паспорта.
— Болгарские паспорта?
— Да. Не, у Салема еще тогда не было, он не был зарегистрирован в Болгарии. В последствии я успела его зарегистрировать и сделать ему болгарский паспорт. Он с канадским паспортом, Салем. Взял наши паспорта и исчез. И вернулся в Кувейт и я знала, что надо справиться с ситуацией, которая..Даже нашла себе работу тогда. Уже стало..
— То что это случилось - прекрасно. Почему? Почему просто ты не осталась здесь с этим ребенком?
— Да. Это тот вопрос который и в посольстве мне задавали и консул постоянно мне задавал этот вопрос. Но почему ты вернулась женщина? Это то, что только я могу понять или может быть женщина, которая попадала в мою ситуацию. Опять. В феврале 2007 он звонит по телефону и мне говорит я без вас не могу жить. Я понял это с того времени как мы живем отдельно с сентября по февраль 2007. Я без вас не могу жить. И ты права. Пять лет живем с моей мамой и отцом в этом доме, давай жить отдельно. Я снял квартиру. Нам надо начать сначала. В то время когда мы так жили, я понял что ты и Салем моя жизнь.
— И ты ему поверила?
— Отправил фотографии квартиры, которую снял. То, что я хотела, то ради чего вышла за него - жить отдельно, жить только я и он.
— Теперь ты это получала.
— Теперь я это получаю.
— И он сказал вернись.
— Да. И он приехал с подарками и я возвращаюсь.
— И ты вернулась. И это был номер чтобы взять у тебя ребенка? Номер, чтобы ты вернулась с ребенком, чтобы было можно ребенка отделить от тебя, чтобы тебя разыграть, развестись, и вся система не его стороне. Это феноменальная ошибка. Как возможно не догадаться? Он предлагает вернуться с ребенком, чтобы ребенок был с ним и работать из своего лагеря, работать чтобы тебя уничтожить и прогнать.
— Я тогда не забуду слова моей мамы, которая задрожала и сказала ты забираешь моего ребенка, но чтобы я дала тебя моего ребенка, я хочу гарантию, оставь мне свое. По крайней мере твоего ребенка. Он мой внук. Он Салем, я ничего плохого ему не сделаю, но это гарантия, что ты забираешь мою дочь, моего ребенка и ничего плохого ей не сделаешь, зная какие плохие вещи сейчас ты уже сделал.
— Твоя мама была очень умной. Но ты вернулась. Вернулась из-за своей любви.
— Нет. Всегда я..Видишь человеку нужно оправдать себя перед самим собой..
— Надо да.
— В один момент чтобы успокоиться, надо оправдаться перед собой. Истина была в том, что я хотела чтобы этот ребенок вырос в семье. Это его право с того дня когда он родился, с того дня когда был зачат. Это его право иметь родителей. И если это в моих руках, как его матери, сделать какую бы то ни было жертву, чтобы ему вырасти с нормальной обстановке, в естественной в семье с матерью и отцом. Я ей сказала мне не мешает это, я это сделаю. Мне не мешает. Я это сделаю. Вернусь, заживу. Дам шанс.
— Пожертвуешь. Даже если пожертвуешь..
— Даже если надо пожертвовать, я это сделаю. Я не приняла это как жертву, но сказала себя - вот момент, то что я хотела о чем молилась столько лет, будем жить вместе наконец. И вернулась.
— И вернулась. Скорее уехала.
— Ты прав. Ты прав, да.
— Видишь как ты говоришь эти слова – и я вернулась.
— Тогда так я решила, что надо вернуться там где мой супруг, там и..
— В один момент ты возвращаешься к нему..
— Да, возвращаюсь к нему.
— У вас был апартамент.
— Да.
— Живете одни.
— Да.
— Ну, не стала ли по-приятнее?
— С неделю было приятнее и одно утро я просыпаюсь и не было ребенка, не было котенка. Не было. Он взял маленького, взял его багаж и мне сказал что так обстоят дела - я нахожу себе работу и ухожу из его квартиры, потому что он не будет платить за такую дорогую квартиру.
— Куда отвел ребенка?
— К своей маме и папе. И он сказал что он будет жить там.
— Спустя одну неделю?
— Да.
— Столько продолжались твои надежды.
— Это все равно был план. Его план. Столько выдержал он. Может быть каким-то образом, чтобы оправдать себя и вот так одна неделя.
— Никогда..Из всех подобных историй, которые я знаю..Никогда не надо возвращаться с ребенком, потому всегда после этого ребенок остается на их территории, в их семье, а мама выгнана как уличная проститутка.
— Так. Так и стало.
— Это сотни таких историй, просто ты первая с которые мы пытаемся говорить об этом.
— Так и стало.
— Ты как реагировала..неделю делаю развиваются хорошо, он забирает ребенка, ты сама в квартире и он тебе говорит до свидания. Он правда тебе до свидания сказал?
— Да.
— И сказал, разводимся, оставь ребенка, точка?
— Нет, вообще мне не говорил о разводе. Сказал мне найти работу, уехать из квартиры и справляйся как можешь, если хочешь можешь и из Кувейта уехать, но я больше за эту квартиру платить не буду, а Салем мама и папа его вырастят, мы его запишем в детский сад. Как я реагировала? Помню что была в шоке какое-то время, в смысле день, два не знала что делать, что получается. Потом помню ушла в один день до этого дома и попросила его увидеть. Просто сесть и его увидеть. Реально нет причин мне запрещать видеть этого ребенка. Она мне сказала, моя бывшая свекровь, что сейчас спит. Я сказала, я войду подожду пока спит. Отправила меня. Сказала позовет полицию. Несколько дней спустя снова иду и она мне говорит, сейчас на улице песчаные бури, не можешь его вывести из дома.
— А она тебя не пускала в дом?
— Не, вообще меня не пускала его увидеть. И так. И тогда я ему звоню и ему говорю - хочу видеть своего ребенка, твоя мать не разрешает, оправдывается такими вещами. Всегда ему звонила после и ему говорила, но он всегда говорил - тебе нечего там делать.
— Сколь выдержала сама в Кувейт?
— До декабря 2009 года.
— Была сама? Нашла себе квартиру?
— У истории было такое развитие. Да. Я там была до декабря 2009 года. Я уже забыла хронологию этих событий, связалась с адвокатом, с посольством. Они меня отправили к адвокату, который мне дал следующий совет – пойти в полицию если вы не разведены, нет документов о разводе, он не имеет право останавливать тебя чтобы ты брала ребенка. Я пошла в полицию, сказала какой у меня случай. Он им позвонил, а тот соответственно сам сказал что у нас нет развода, а ребенка выращивает его мать. И он ему сказал, даю тебе несколько часов привести ребенка или мы придем и тебя арестуем.
— Полицейский?
— Да. Ты не имеешь право забирать у нее ребенка.
— И?
— Они пришли. Он пришел первый. Полицейский так (?) у тебя нет права так делать. Сказал ему сесть там на одной скамейке, одел какие-то наручники.
— Правда?
— Слушай, да. Я, на самом деле в этой стране, у меня было право, поэтому тебе говорю, со стороны закона..Арабский закон дает много прав матери, но просто у них был очень хороший адвокат, деньги. Они заплатили и врачу и адвокату и поэтому отняли у меня ребенка. То что происходит и в Болгарии.
— Как врачу и адвокату? Что они платили врачу и адвокату?
— Достать экспертизы, что я психически больная.
— От туда? Их экспертиза?
— Без права на визиты, да. И их адвокат был невероятно хорошо. Я первому адвокату, которому..
— Скорее твой был хуже..
— Да, а у меня не было денег на адвоката.
— Ты сейчас думаешь что..что твой ребенок получает хорошее отношение? Все равно этот ребенок от болгарского мусора? Тебе не страшно сейчас, что твой ребенок не получает подобающего отношения?
— Могу сказать только надеюсь, что это не так. Надеюсь что получает подобающее отношение. Надеюсь что его растят с любовью и ему дают то, что ему надо.
— Ты когда-нибудь его увидишь?
— Конечно.
— Когда ты его увидишь?
— Я даю себе еще 10 лет, когда она станет совершеннолетним. И станет 17-летним.
— И пойдешь туда и ребенок скажет, я не хочу тебя видеть.
— Не могу знать, что он скажет, но я надеюсь его увидеть и сказать ему кто я. (?) всегда есть две стороны. Этот ребенок с какими заблуждениями и вырастет, сейчас я не знаю, что они ему говорят обо мне, только могу предполагать..но не знаю что они ему говорят..ну у меня есть документы черным на белом документы, которые говорят, что сказано обо мне и почему он отнят и если надо будет показать ему, я не буду говорить ничего плохого, просто покажу то, что написано на основании чего, он был отнят у меня и мы были разделены. И оставлю его оценить.
— Сегодня все же твой ребенок отнят.
— Отнят, да. Отнят.
— Он тебе снится?
— Много. Он мне снится и снится как один высокий мужчина рядом со мной.
— Что хочешь сказать Салему?
— Конечно, что очень его люблю, даже и нет нужды это говорить. Независимо от того что я сама, я остаюсь матерью с или без ребенка. Я мать сына, одного болгарского ребенка и знаю что однажды мы встретимся.

Снова встретимся через 10 лет. Звучит романтично и ностальгически, когда его поют абитуриенты в мае немного перед тем как пойти напиться. Но когда это говорит одна мать о ребенке, которого не видит, мальчике, тогда звучит как пожизненное осуждение без права на помилование и давайте будем честными и политически некорректными приговор этой женщине, этой болгарке вынесен одной средневековой системой, которая не имеет ничего общего с религией и верой. Этот приговор вынесен ксенофобией, ксенофобией которая есть везде на планете, но в этих местах ее намного больше. Вынесен этот приговор и от одной культурной отсталости в которой нам нет места, но которую хотят нам навязать как норму. Эта женщина, Цвети, еще с самого начала была обречена. Надо сказать, что по нашему календарю мы живем в 2012 году, а по мусульманскому календарю мы в 1434 году. Вот вам проблема!


Возврат к списку